эвриала и чилим

Мы привыкли к тому, что за словами «водное растение» непременно кроется многолетник, представляющий собой или нечто неприметно-ползучее, вроде рдестов и элодеи, или массивное создание вроде кувшинок, ирисов и тростников. Однако бывают и совсем другие водные растения – крупные однолетники. Они стремительно развиваются и столь же быстро гибнут, успевая нарастить за один сезон большую биомассу. Их существование неразрывно связано с очень специфическими водоемами – хорошо прогреваемыми малопроточными озерами с обилием питательных веществ и в воде, и в грунте. Такие озера и такие растения распространены преимущественно в тропиках и субтропиках, но есть в числе крупных водных однолетников два вида, которые продвигаются довольно далеко на север. Это водяной орех и эвриала.

Водяной орех, или чилим (Trapa natans) представляет собой розетку листьев со вздутыми черешками, увенчивающую длинный подводный стебель. На стебле есть и то, что поначалу можно принять за корни – разветвленные отростки, поглощающие из воды питательные элементы. Однако это не корни, а подводные листья. Отходит стебель тоже вовсе не от корня или корневища (да-да, корней у этого растения нет совсем!), а от крупного рогатого семени. Именно в такие, достигающие 4–5 см в диаметре, четырехрогие плоды превращаются неприметные беловатые цветки, в обилии появляющиеся среди листьев плавающей розетки. За что же их называют «орехами»? Дело в том, что крупные семена, заключенные внутри твердой шипастой оболочки, вполне съедобны и по вкусу действительно напоминают неспелые сладковатые орехи лещины.

В Евразии чилим распространен от бассейна Дуная до Калининградской области, в лесостепных областях европейской части России, в северном Казахстане, на юге Западной Сибири. Горы Центральной Азии для него непреодолимы, зато в бассейне Амура расположен самый крупный фрагмент ареала на территории нашей страны. На самом деле этот фрагмент является лишь северной частью куда более обширного ареала, охватывающего восток Китая, Юго-Восточную Азию и даже Индию. Обитают водяные орехи и в водоемах Восточной Африки. Именно там, на юге, и становится очевиден истинный смысл специфических плодов этого растения. Ведь тамошние водоемы существуют только во влажный сезон, а затем пересыхают. Оставшиеся в этом месте плоды должны сопротивляться и засухе, и многочисленным желающим полакомиться их содержимым. Неудивительно, что оболочка у них столь тверда.

Для того чтобы надежнее сохранить за собой местообитание, водяные орехи идут на хитрость – каждую весну (или, как в тропиках, каждый влажный сезон) прорастают не все семена, а лишь часть их. И если вдруг растения в этот сезон не смогут дать семена, популяция все равно не пропадет – на следующий год взойдут другие.

На север водяной орех попал в одну из теплых и влажных эпох, да так и остался здесь, приспособившись вместо засухи к морозам. Правда, семена северных орехов совершенно не перено-сят недостатка влаги, поэтому и хранить, и перевозить их можно только в воде или во влажном мху.

Есть это растение и неподалеку от Москвы – на востоке области водяные орехи живут в старицах Оки и Клязьмы. Реже они встречаются в Смоленской и Калужской областях.

Советский ботаник Васильев в пятидесятые-шестидесятые годы описал на территории СССР аж около тридцати видов водяного ореха, но большинство из них, конечно, являются всего лишь географически изолированными расами одного и того же вида (Trapa natans). Однако на Дальнем Востоке, особенно в озерах на юге Приморья, можно обнаружить очень хорошо различающиеся популяции. Вероятно, некоторые из них достойны статуса отдельных видов. Таковы, например, водяной орех Максимовича (Trapa maximowiczii) с мелкими (10–15 см) розетками листьев и кро-хотными, около 1 см, безрогими плодами или крупный водяной орех сибирский (Trapa sibirica) c плодами, достигающими в размахе «рогов» целых 6 см. Интересно, что в одном и том же озере могут обитать 3–4 таких разновидности, при этом смешения их признаков у потомства не происходит.

Интересен процесс распространения плодов водяного ореха из водоема в водоем. Зрелые плоды почти не способны переноситься водой – они слишком тяжелые и мгновенно тонут. Нель-зя положиться и на проглатывание птицами или рыбами – плоды слишком велики. Вместо этого у различных рас чилима на «рогах» расположены особые щетинки и зазубрины, которые весьма способствуют тому, чтобы плод прочно прикрепился… к шерсти. И действительно, основными распространителями водяных орехов являются крупные копытные, заходящие в воду на водопой или просто для «принятия ванн».

Однако и в степной, и в лесной зонах Евразии численность копытных за время господства человека катастрофически снизилась, что стало одной из причин сокращения ареала водяных орехов. Между тем еще в конце XIX века на Рязанщине плоды чилима были важной статьей дохода приокских деревень. Их ели сырыми, добавляли в муку и доставляли на ярмарки возами. А в южной Сибири они часто и вовсе заменяли зерно в муке.

Неудивительно, что в результате ареал водяного ореха к середине XX века сильно сократился, и в пределах Европейской России он остался лишь в небольшом числе пойменных озер. На территории более теплой Украины и Юго-Восточной Европы чилим встречается несколько чаще, особенно в обширных дельтах Дуная, Днепра и Днестра. Однако по всей Европе ареал водяных орехов сокращается, вид этот внесен и в Красную Книгу России.

Но в наше время, сам того не всегда желая, человек помог этому реликтовому виду. Дело в том, что условия в водоемах Северной Америки, более теплой по сравнению с Европой, идеально подходят для чилима. В результате случайно завезенные на североамериканский континент водяные орехи распространились во многих реках и озерах восточной части материка. Можно считать, что в этом случае люди «восстановили историческую справедливость» – ведь до последнего оледенения родственный евразийскому вид водяного ореха обитал и в Америке, но впоследствии полностью вымер.

А в Австралии водяные орехи стали настоящим бичом немногочисленных пресных водоемов – в жарком климате при полном отсутствии травоядных рыб они растут настолько быстро, что заполоняют всю водную поверхность. Им не страшна даже обычная для этого континента засуха – ведь плоды приспособлены как раз к таким колебаниям климата.

В России же неожиданным подспорьем для чилима стали тепловые электростанции с прудами-охладителями. Так, самая северная популяция водяного ореха, обитающая на юго-востоке Тверской области, обязана своим существованием Конаковской ГРЭС.

Еще одним, куда менее известным, но более чем запоминающимся водным однолетником является эвриала (Euriale ferox). Так называется довольно крупное растение, обитающее в мелко-водных озерах востока Азии – от Индии и Шри-Ланки почти до Хабаровска. Эвриала – родственница кувшинок, и листья у нее тоже «кувшинковые» – большие и плоские, плавающие на поверхности воды. Есть в них сходство с листьями легендарных южноамериканских викторий (Victoria) – и те, и другие – крупные, рельефные, с выступающими жилками. У эвриалы они, конечно, не способны выдержать вес ребенка, как у виктории, но все-таки могут достигать ни много ни мало 1 м в диаметре. Листья имеют красивую красновато-зеленую окраску, снизу они насыщенно-малиновые. Именно листья и составляют главную прелесть этого растения, а вовсе не цветки.

Хотя те у эвриалы и не лишены изящества – они светло-фиолетовые, почти лазурные. Вот только размер их не таков, чтобы привлекать внимание издали – они достигают всего лишь 3–4 см в диаметре, да и раскрываются всего на пару дней каждый. Но и это – довольно запоминающееся зрелище. В хороших условиях (то есть в теплой воде и на солнце) одновременно может разви-ваться пять-семь цветков и около десятка листьев.

Отметим, что название этого растения восходит к греческой мифологии. Именно так звали среднюю из сестер-горгон (младшую, напомним, звали Медузой и именно ее победил Тесей). Как и свои сестры, Эвриала могла обращать взглядом в камень, имела ужасный облик, но вдобавок ко всему была еще и бессмертной. В некотором роде, оба последних качества присущи и ее растительной тезке.

1. Ужас.
Беспечный индийский купальщик должен быть очень бдителен вблизи листьев эвриалы – они утыканы длинными (до 2,5 см) колючками. Иглы чрезвычайно острые, зазубренные, довольно прочные и к тому же могут обламываться у основания. Разворачивающийся лист ощетинивается подобно свернутому в клубок ежику, а вблизи бутонов колючки и вовсе растут во всех направлениях сразу, гарантируя крупные неприятности мелким травоядным. Именно для защиты от любителей полакомиться нежной листвой и приобретается такое оружие. Оно, впрочем, есть не только у эвриал. Их знаменитые американские родственники – виктории (Victoria amazonica) – пошли еще дальше и отрастили себе на двухметровых листьях десятисантиметровые иглы. Их можно понять – число видов травоядных рыб в водах Южной Америки больше, чем на осталь-ных континентах, вместе взятых.

Как раз рыбы с моллюсками и представляют основную угрозу для этих растений. Ведь непрерывно что-то поедающих моллюсков в водоемах обычно великое множество, и потому даже у «мирных» лотосов стебли и черешки листьев утыканы мелкими ост-рыми бугорками. Впрочем, у всех этих растений самые первые, появляющиеся из семян, листоч-ки лишены «вооружения» и могут быть моментально съедены улитками. Это относится и к водя-ным орехам, так что непременным условием их благополучного существования является отсут-ствие в водоеме хотя бы таких крупных моллюсков, как катушки и прудовики.

2. Бессмертие.
Конечно, эвриалу можно считать однолетником. Но, как и у водяных орехов, эта «однолетность» – вынужденная. Она обуславливается или засухой в тропиках, или холодами в Приамурье. А в отсутствие этих непреодолимых обстоятельств крупные водные однолетники способны существовать довольно долго.

Впрочем, эвриалы гарантируют себе продолжение рода необычайным ускорением жизненного цикла. При нормальной для них температуре (вообще говоря, больше 30°С, но для тропиков это и есть нормальная температура мелких водоемов) первый бутон появляется после разворачивания четвертого-пятого листа – меньше чем через месяц после прорастания семени. Первые плоды созревают уже месяца через полтора, так что расти эвриала может даже во временных водоемах. На севере, конечно, развитие затягивается, но и там, в пойменных озерах рек Амур и Бикин, эвриала непрерывно цветет все лето и успевает дать несколько десятков, а то и сотен семян. А уж по устойчивости к внешним воздействиям семена эвриалы приближаются к легендарному десятитысячелетнему рекорду лотоса.

Они так же способны долгие годы лежать в болотном иле, ожидая благоприятного момента. И, как у чилима, каждый год прорастает лишь часть семян.

А вот обращать взглядом в камень наша колючая синяя кувшинка не умеет, хотя это, вероятно, могло бы ей помочь – ведь в связи с загрязнением водоемов и сокращением числа мелководных озер это растение также занесено в Красную Книгу России.

Если говорить об агротехнике этих сравнительно экзотических растений, то нужно сразу подчеркнуть, что расти они смогут лишь в больших и одновременно мелководных прудах, постоянно находящихся на солнце. Небольшая проточность на повредит – важно лишь, чтобы притекающая вода не охлаждала водоем.

Важно и наличие довольно значительного количества ила. При посадке растений его ни в коем случае нельзя заменять садовой почвой – после погружения ее в водоем гибнет вся почвенная сухопутная микрофауна, а на разложение останков уходит весь кислород. Впрочем, в почве, по-бывшей под водой около месяца, уже устанавливается «подводный» баланс и ее можно использовать. Посев лучше всего производить в маленькие горшочки, наполненные илом, и помещать их на глубину 10–15 см – в ту зону, где вода лучше всего прогревается. Семена и у водяного ореха, и у эвриалы прорастают при температуре воды около 25–30°С. Эта же температура наиболее благоприятна для их развития.

Подросшие экземпляры при появлении плавающих листьев пора перенести на бóльшую глубину – около метра. Из-за того, что у водяных орехов нет корней, их можно безбоязненно перемещать с места на место, просто привязав к камушку-«якорю», но вот эвриалу с ее многочисленными тонкими корнями пересаживать нельзя – нужно лишь перевалить молодое растение из горшочка в плоский ящик, наполненный все тем же илом.

Если лето окажется теплым, развитие растений будет стремительным, но в прохладное они «замрут», прекратят рост. Наверное, можно попытаться для улучшения условий попробовать сделать из пруда парник, но это довольно сложно.

Как бы то ни было, в подходящем водоеме и водяной орех, и эвриала успеют зацвести и дать семена.

Не следует забывать, что, кроме улиток, серьезную опасность для них представляют нитчатые водоросли («тина»), которые могут покрыть поверхность водоема и первыми захватывать питательные вещества из воды. Кроме того, сквозь их слой поступает мало света и пруд плохо прогревается. Именно поэтому, кстати, не стоит допускать, чтобы листья выращиваемых в пруду кувшинок или водных однолетников закрыли больше трети его поверхности. Лучше, конечно, сразу сделать большой пруд, чем кромсать листья своих любимцев.

Большой вред всем растениям с плавающими листьями могут нанести тли. Как ни покажется странным на первый взгляд, эти сухопутные насекомые благоденствуют на таких своеобразных плотах – ведь здесь нет их естественных врагов. Они способны «высосать» даже кувшинку или кубышку, не говоря о более нежных растениях. Однако помните, что применять пестициды в садовом пруду очень опасно, так что единственным способом борьбы с паразитами должна стать ваша бдительность – самых первых появляющихся на листьях прудовых растений тлей (обычно там поселяется черная тростниковая тля) нужно немедленно уничтожить.

Надеемся, что мы пробудили у вас интерес к этим необычным растениям. Если так, то, без сомнения, их культивированием вы внесете свой вклад в сохранение этих замечательных видов.

Автор С.Купцов

Статья взята с сайта Дом и дача. Новости и обзоры

перейти на главную

mailto


Copyright 2006 год. Все права защищены.


Rambler's Top100